Доверие народа — сила милиции

Пока милицию ещё официально можно называть этим словом, спешу воткнуть его в заголовок этого поста, чтобы ты, мой юный друг, не забывал о том, как назывались раньше люди, охранявшие твой крепкий сон добропорядочного гражданина.

История эта пишется мной с опозданием примерно месяца в два. То есть все, описанное в ней, происходило за неделю до уже не нового, но тем не менее всё ещё 2011 года. А началось всё с того, что ИММиФ (а точнее его отдел), в котором я сейчас с переменным успехом работаю, решил поздравить своих учеников с новым годом.

Тут стоит несколько уточнить. Мы занимаемся профессиональной переподготовкой, повышением квалификации и прочими вещами этого свойства, что в свою очередь определяет и тех людей, которые здесь обучаются. Если быть совсем простым и незамутненным, то наши слушатели — это начальство всех мастей, бизнесмены и прочие, как это сейчас принято называть, топ-менеджеры.

Меня, как человека совершенно не обремененного наличием интеллекта и страдающего от безделья в предпраздничные дни, сагитировали покататься по городу и пообивать пороги государственных учреждений бюджетного характера. Сначала я не очень радовался свалившемуся на меня счастью поздравлять с новым годом разносортных чиновников, к которым у меня было, есть и будет есть стойкое отвращение. Но потом оказалось, что это даже занятно…

В общем, вся эта кампания заняла полных два рабочих дня. Я, девушка-менеджер и специально выделенный водитель, успели объездить весь город от Площади Ленина 1 и до самых немыслимых окраин. Таких немыслимых, что одно из зданий, значащихся в нашем списке, мы даже не смогли найти.

К моему великому счастью очень существенная часть этой высокопоставленной братии оказалось либо в отпусках, либо в командировках, либо вовсе где-то в неизвестном направлении. Большую часть новогодних подарков мы передали через секретарей и охрану, количество которой говорило явно не в пользу нашего государства.

Тульский пряник

Настоящий, вкусно пахнущий и приятный на вкус, он был сделан на заказ в Туле, имея наш логотип и являясь подарком к новому году. К тому же он был упакован в бумажный конверт с фирменной маркой, перетянутый бечевкой, на котором красовалась настоящая сургучовая печать. Всего их было около 90 штук, причем каждый весил полкило.

Первым же пунктом нашего путешествия было РОВД где-то в Юго-Западном районе. Сразу скажу, что я ни район не знаю, ни в аббревиатурах не ориентируюсь. Но суть в том, что мы должны были передать этот пряник какому-то высокопоставленному милицейскому чину.

На проходной нас ласково встретил милиционер к автоматом Калашникова наперевес, который поинтересовался, какого, собственно, хера мы тут забыли. Когда он услышал фамилию человека, который нам был нужен, он стал немного нервным, быстренько позвонил куда-то и сказал, что этого полковника(иди подполковника, уже не помню) сейчас нет, и что мы можем передать этот конверт через него. Подозрительно глядя на бумажный сверток, он поинтересовался, не хотим ли мы взорвать что-то или сделать какую-то подобную каку. Получив отрицательный ответ (не знаю даже, на какой еще он рассчитывал), он сунул конверт куда-то под стол и сказал, что передаст.

«Доверие народа — сила милиции,» — подумал я.

Госучреждения

Их в нашем списке значилось невероятное количество. Во всяком случае я в жизни никогда о некоторых из них не слышал, а такого, чтобы я за день побывал в таком большом их количестве, не будет уже, наверное, никогда. Это были и структуры типа ФСКН, УФСИН, куча различных управлений, управ, палат и даже одно ГУВД.

Начну с ГУВД, пожалуй, в котором уже такие привычные и практически родные нас встречали люди с оружием и при погонах. Узнав фамилию того, кого мы искали, они по традиции оживились и сказали, что нам надо идти в здание напротив. В котором, конечно же, на входе нас встречал человек не в штатском и не безоружный. Он сказал нам, что нас никуда не пропустит, но сам любезно передаст наш сверток куда положено, после чего только уточнив, к кому вы вообще хотели попасть. Услышав ФИО человека, который нам был нужен, он в каком-то благоговении закатил глаза и с глупым выражением типа «охохохо!!!» сказал нам, что этот ФИО — начальник тыла, и что нам не светит лицезреть даже пыль с его ботинок. Ну, он сказал не такими словами, но суть примерно такая.

Я не знаю, чем так крут начальник тыла, чем он занимается, и где вообще у милиции находится тыл, но факт остается фактом — милицейское начальство более чем неприкасаемо, и простому смертному создадут любые условия для того, чтобы он никогда не смог выйти этими людьми на прямой контакт, нарушив их покой. Пошутив о том, что «у нас там что-то тикает», человек в погонах сунул этот сверток куда-то в стол.

«Доверие народа — сила милиции,» — тихо прошептал один из тараканов в моей голове.

Бюджет и прочие деньги

Вернемся в кабинеты чиновников, работающих на благо нас с вами, не покладая рук, не зная сна и отдыха, не имея возможности нормально поесть в обеденный перерыв, поскольку совершенно нет на это времени, которое целиком и полностью уходит на то, чтобы найти какие-то средства на больницы, ремонт дорог и зряплату учителям.

Как, по-вашему, должны выглядеть кабинеты в контрольно-счетной палате, которая не занимается никакой коммерческой деятельностью, как мне известно, и финансируется исключительно за счет бюджетных средств?

Я себе представлял это как обычные какие-то кабинеты со столами и стульями. Не бедно и не богато. Все как у всех. Но всё оказалось куда более прозаично — дорогой паркет на полу, красиво подсвеченный точечным освещением содержал на себе огромные плошки с какими-то большущими зелеными растениями. Везде все радует глаз и видно, что сделано качественно и за большие деньги. Кабинет того человека, к которому мы пришли, выглядел так, что у меня случился неконтролируемый приступ зависти. Даже стул, который на тот момент пустовал, выглядел так, будто стоит не меньше пяти моих месячных зарплат.

Вопрос относительно того, на чьи деньги все это неприкрытое великолепие куплено: наши с вами или какие-то еще? Я не смог ответить для себя на него. Чем мотивировано создание таких хором в кабинетах чиновников в городе, где на главной площади, прямо через дорогу от здания администрации, уже хрен знает сколько лет стоит обшарпанный дом в аварийном состоянии, падающие части которого убили или покалечили уже не одного прохожего, а жильцы посланы нахер всеми, кем только можно.

А как прекрасно изнутри здание Казначейства, я не узнаю никогда, поскольку вглубь меня не пустили, опасаясь, что упавшая на пол челюсть поцарапает им все ковры и прочие покрытия.

Администрация

Это то самое здание, окна которого выходят на разваливающееся на части здание, в котором обваливаются потолки(да, еще не все обрушились), трещины в стенах напоминают Гранд Каньон, а балконы и прочие выступающие плоскости отколоты под корень дабы не сыпалось.

Нам предстояло отдать два пряника(уже смешно звучит, да?) двум людям из администрации. Войдя внутрь, я тут же увидел рамку металлоискателя, которых установлено у нас на вокзалах примерно штук ноль на квадратный метр. Возле неё дежурили дебиловатого вида два милиционера, которые гыгыкали и в целом вели себя как Славик и Димон из «Нашей раши», только более быдловато.

Одна женщина долго спускалась из своего кабинета, но потом взяла конверт, мило пожелала нам всего хорошего в новом году и убежала обратно. Другая задерживалась… Но вскоре тоже появилась и, извинившись, отказалась принять этот сверток, демонстративно убрав руки за спину. Она сказала, что не может себе позволить принимать какие-либо свертки в этом здании. В принципе, я её понимаю…

Институт МВД

Как-то вот вышло, что у нас в стране такое количество представителей МВД, что даже в нашем списке их оказалось больше, чем можно было бы ожидать. После посещения РОВД и человека с автоматом на проходной, я уже предчувствовал что-то интересное, увидев в списке слово «Полковник».

Честно говоря, я никогда не был в этом учебном заведении и даже не знал, где оно находится. Выйдя из авто и прикинув ситуацию, я подумал, что щемиться через главный вход, куда ходят студенты, нет смысла. Направление было выбрано — еще одна проходная, в которой было опять же два не сильно засыпанных звездами молодых милиционера туповатого вида, ржущих где-то внутри своей кабинки.

Они с удивлением выползли нам навстречу и, выслушав, отправили к какому-то еще чуваку в будке, где нам покажут, куда идти. Дойдя до этого самого чувака, мы узнали, что идти нам надо через главный вход, который не заметить было просто невозможно. Почему первые двое отправили нас за инструкциями к еще одному, для меня по сей день остается загадкой. Вход найти я бы смог и без его указания пальцем на дверь в 50 метрах с комментарием «Вон туда».

Внутри нас встретила девушка, видимо, из числа учащихся, которая сидела возле входа и проверяла студенческие. Мы описали цель нашего визита, которая немного удивила её и заставила позвонить старшему. Старшим оказался мужчина лет сорока с лычками вместо звезд, который с упорством бывалого следователя начал расспрашивать нас, кто нам нужен, зачем он нам и что находится в конверте.

Вообще говоря, мы не горели желанием раскрывать, что там внутри, но выбора не оставалось. Мужчина с лычками вертел конверт по-всякому. Мял его пальцами, нюхал и деловито «взвешивал», положив его на ладонь и слегка двигая ей вверх-вниз.

Не сумев сделать какие-то весомые выводы на этот счет, он вызвал еще одного товарища в форме, который проделал с пряником точно такие же процедуры, задав нам точно такие же вопросы. Но этот был, видимо, еще более ушлый и схватил ручной металлоискатель, прозвонив все металлические предметы, которые были у меня в тот момент в карманах. Несколько раз они по очереди хватали пряник и пытались найти в нем что-то металлическое металлоискателем. Но тот предательски молчал.

Второй сказал, что им надо обязательно знать, что находится внутри. На что я еще раз сказал, что там тульский пряник и предложил распечатать конверт. Второй уточнил, к кому именно мы идем с этим подарком, и, получив ответ, впал в кому задумчивости на пару секунд.

Фамилия человека, которому предназначался подарок заставляла его думать. На его лице, переминая морщины, устроили борьбу две мысли: «пропущу какую-то гадость — получу по щам» и «ФИО узнает, что его подарок вскрывали — получу по щам».

Понюхивая, покусывая, перекладывая из руки в руку, просвечивая металлоискателем, эти двое под наблюдением третьей пытались понять, что же с нами делать. Сказав, что «тут же печать, вскрывать нельзя», первый отбросил вариант со вскрытием.

Вся эта процедура заняла около 15 минут, в течение которых я мог лицезреть это сакральное действие проявление доверия органов власти к народу. В итоге у нас переписали паспортные данные и снабдили инструкцией, куда идти, дав нам еще и в провожатые девушку, которая сидела на входе.

Не знаю, как весь остальной институт, но то крыло, куда пошли мы, выглядело, наверное, еще дороже, чем кабинеты чиновников, которые тоже не отличались скромностью. Я и не думал, что в МВД с их, как принято говорить, низкими зарплатами, такое офигенное финансирование ВУЗов.

Концентрация портретов Медведева и Нургалиева на единицу пространства зашкаливало все мыслимые пределы. Казалось, что идет конкурс, кто больше любит Нургалиева, причем выигрывают все участники.

В общей сложности наш многострадальный пряник проделал путь метров в сто за полчаса, вымотав меня до безобразия. А в голове уже пел тараканий хор о том, что доверие народа — это сила милиции. А ведь никто и не говорил, что милиция должна кому-то доверять…

 Страница 1 из 1  1